Марлоу

Те самые портреты

Которых уже не найдёшь в сети, ну там же сплошные алами-стоки с вотермарками во все поля. А вот эта техника исполнения мне нравится.





Ля Рошжаклен и Святой из Анжу, как водится.
барельеф

Последний из рода Пястов

Януш Третий Мазовецкий стал жертвой отравления в весьма молодом возрасте. И, как водится, cherchez la femme, но в этой истории женщин будет целых две - заказчица и исполнительница. Начнем с той, кому была выгодна смерть последнего законного правителя Мазовше, эта личность давно ни у кого не вызывает сомнений, Бона Сфорца, в замужестве Ягеллон. Ее супруг, Жыгимонт Старый, самый младший сын Казимира (Казимежа) Ягеллона и Ракушанки, был тем еще подкаблучником, но против идеи ненавязчиво прибрать к рукам Мазовше совершенно ничего против не имел, и Бона взялась за это дело с недюжей энергией. Итальянка и потомок кондотьера, а что.
Ей была подкуплена дочь плоцкого воеводы (ну и что, что незаконная? Зато наверняка с твердой рукой и не дура), Катажина Радеевска, втершаяся ко двору королевы Анны, матери Януша, с невинными глазами и в буйном соке. Но, поскольку панна Радеевска понимала, что брак и даже роль марионеточной правительницы ей не светит, стала податливым воском и орудием Боны, благо деньги у итальянки были, как и познания в науке отравления.
Collapse )
А вот так примерно выглядел последний Пяст:
корабль

А вот какая красота уже едет ко мне в подарок

(фото не мои, за качество ответственность не несу)
По свидетельствам очевидцев, зафиксированным в книгах Бошесна и Готти, многое сглажено, но тем не менее, на русском. Тур Евгения (Салиас де Турнемир 1815 - 1892)- писательница. Сестра известного русского драматурга А. В. Сухово-Кобылина и мать автора многочисленных исторических повестей и романов Евгения Андреевича Салиас.


(кликабельно)
гиено

Благостные подлецы

Благостные подлецы
https://vk.com/club177736310?w=wall-177736310_4023 их пост про сияющего убийцу Ля Рошжаклена с кучей слезоточивых комментариев. Комментарий об имевших быть в жизни Сиятельного событиях, связанных с Ля Рошжакленом фанки потёрли, не сочтя возможным ответить по пунктам.
Ну что, еще Кольридж писал - like vessel - like crew!(с)

=Летом 1794 года, после гибели Анри де Ля Рошжаклена , он командовал армией Анжу и Верхнего Пуату. Получив звание генерал-майора, Николя Стоффле основал штаб в Везэнском лесу.= два вопроса, товарищи... 1. Гибель Ларошжаклена сей кадр подстроил сам - о чём полно свидетельств. 2. На какие шиши основал штаб и всю инфраструктуру? На те, что за голову Ларошжаклена обещал Вестерманн. Правда, голову в Париж не повезли, но по раненой руке владельца опознали успешно. Будем и дальше величать сего молодца героем? Ничего, что на ферме его сдал лично Бернье?
пумец

Кэр-Ис, Александр Блок и подлинная баллада

Те, кто читал пьесу Блока "Роза и Крест" или хотя бы слушали Лору Провансаль, помнят отрывок из баллады о загадочной, легендарной погибшей стране Кэр-Ис.
Не спи, король, не спи, Гроллон:
Твой город в воду погружен,
Не верь безумию любви...


Эту песню поет Бертрану бретонский рыцарь-бард (у кельтов оно не редкость), владетель замка Трауменек.

Блок же вдохновлялся подлинной балладой, переведенной с бретонского на французский виконтом Теодором Эрсаром де ла Вильмарке в 1839 году в сборнике «Barzaz Breiz» (Бретонские баллады).
Оригинал раскопать пока не удалось, но полную версию балады про Гроллона (Градлона) наверняка слушал в детстве Анри Ля Рошжаклен. А прочитать перевод на русский можно, например,Collapse )
орфео

1821 - 2021

Да, 23 февраля для меня давно уже - день скорби...
А в этом году еще и 200 лет со дня смерти Китса, 02.23, Roma, Piazza di Spagna.

Последний рассвет
Между жизнью и смертью - две минуты до яви,
До рассвета, что вот-вот проберется к тебе,
Через серую занавесь, будто солнце не вправе
Отказать в этой слабой дыханья мольбе.

Ты увидишь его - хочешь, окна открою,
Перламутром февральским затопив интерьер
Твоей спальни, где с картин смотрят гордо герои,
Опьяненных коней бросив в ярый карьер.

Но дышать все трудней и трудней, и клокочет
В горле кровь, протестуя против этой зимы,
И пока бьется сердце, жизнь отчаянно хочет
Не погаснуть под пальцами подползающей тьмы.

"Час?... - Одиннадцать". С каждой минутой все тише
Хрипы, незаметно вздымается грудь,
И стук пульса почти невозможно расслышать,
Словно с каждым ударом непосильнее труд.

Но я верю - ты слышишь, ты чувствуешь кожей
Моих пальцев касанья, нежно тающий шелк,
Ты не умер, здесь в Риме умереть невозможно,
Но свидетельство смерти ложится на стол.

и - Вечность (на основе последней зарисовки авторства Дж. Северна)
пумец

Небольшой тизер грядущего безобразия

а оно будет. И на любимую тему, ага. Кто слушает "Мельницу", тот догадается)
а также тот, кто смотрел один широкоформатный фильм Ричарда нашего Доннера.
А пока визуальный ряд









барельеф

Вандейское преломление

...Всё могло быть не так, если б знать весь расклад наперёд.
Но беду не избыть, проклиная себя ежечасно.
А душа, заключенная в камне, по-прежнему ждёт,
И по-прежнему верит, что смерть над любовью не властна.

Ты для встречи не мог
Даже выбрать предлог.
Для разлуки — не нужно предлога.
Настояв на своём,
Не отпустишь её
По проторенной Лунной Дороге.

Всё могло быть не так, если б знать весь расклад наперёд.
И собою прикрыть, за мгновенье почуяв опасность.
А душа, заключенная в камне, по-прежнему ждёт,
И по-прежнему верит, что смерть над любовью не властна.

(не моё и не претендую)